Бесплатные материалы · Воспитание · Материалы · О детях · О маме · Подкасты · Развитие · Саморазвитие · Тайм-менеджмент

«Теперь я знаю, как она делает это»: интервью с Лолой Шурыгиной

Помните фильм «Я не знаю, как она делает это»? Это история о женщине, которая умудряется совмещать важные роли (жена, мама, профессионал), чем удивляет окружающих. Все вокруг не понимают, как же ей это удается?Лола Шурыгина
На самом деле, таких мам очень много! Мне очень хочется представить вам их и рассказать больше о их жизни успевающих мам. Я хочу представить вам проект «Теперь я знаю, как она делает это». Это интервью с мамами, которые смогли реализовать себя не только в материнстве, но и в других сферах жизни с маленьким ребенком на руках. И я буду задавать вопросы, чтобы понять, как же это у них получается?

Для интервью я выбрала форму аудиозаписи (или подкаст), чтобы вы могли слушать его, пока идете в магазине, гуляете с коляской, едете в метро или на машине, пока моете посуду — в общем, там, где вам удобно.

Гость сегодняшнего интервью — Лола Шурыгина. Лола — не только мама троих детей, младшему из которых нет и года, но и основатель семейной начальной школы Макарун. Вот я иногда думала о том, что мне не нравится в детских садах, и как бы я все устроила в своем… А Лола не просто думала, а взяла и сделала — такую школу, в которую дети будут ходить с удовольствием, потому что учиться в ней действительно интересно. А заодно и детский сад при ней — для среднего сына. И все это всего за несколько месяцев. Даже если вы не живете в Москве и пока не думаете об альтернативном образовании, послушайте интервью, чтобы узнать, какой может быть школа, если ее создает увлеченная мама. А если живете рядом — для вас сюрприз ниже 🙂

Макарун

Подарочный сертификат — скидка на любое занятие из списка 50% (это примерно 300 руб.). Кроме того, уже ведется набор в 1, 2 и 3 класс на 2017 — 2018 учебный год.

…Я поднимаюсь по лестнице на второй этаж, на ходу рассматривая цветы в горшочках, наклейки в виде флагов государств, стопки книг. На втором этаже нужно преодолеть препятствие в виде крепости из картона и книг, которую построили школьники прямо в коридоре. Аккуратно перешагиваю, чтобы не мешать игре. Проходу мимо пианино, очередного стеллажа с книгами, открываю сиреневую дверь и попадаю в кабинет Лолы. Она занимается школьными делами, на руках у нее младший сынишка. На время записи интервью он уходит поиграть с няней. А вот возгласы довольных первоклашек иногда слышны на записи 🙂

В интервью мы поговорим о том:

  • как открыть школу за несколько месяцев?
  • а что с аттестатами и экзаменами?
  • кто такой тьютор?
  • чем отличается Макарун от обычной школы?
  • какой может быть система оценивания?
  • что стоит знать родителям школьников (будущих и настоящих)?
  • какой основной принцип в общении со своими детьми и учениками использует Лола?
  • как планировать и ставить цели, если ты — многодетная мама и директор собственной школы?
  • как вся семья Лолы участвует в проекте «Макарун»?

< < Слушать или скачать интервью > >

Текстовая версия доступна ниже.

Лола Шурыгина

Все ссылки, которые упоминает Лола в интервью:

Буду рада вашей обратной связи по новом формату: Что вам понравилось? Что стоит улучшить? Какие вопросы еще задать? Кого позвать в качестве спикера?

Чтобы получать уведомления о следующих интервью, а также о новых статьях и материалах, подпишитесь на рассылку новостей блога «Материнство — в радость» (форма ниже). Если вы уже получаете письма от меня, то я пришлю вам уведомления о новых публикациях.

Подписка на рассылку «Материнство — в радость»

Никакого спама, гарантируем!

Текстовая версия интервью:

― Лола, привет! Спасибо тебе большое за интервью для проекта «Материнство в радость». Расскажи о себе в общих чертах.

― Привет, Ксения! Меня зовут Лола Шурыгина, многие меня знают, как маму троих детей, которая открыла сначала одну начальную школу в прошлом году, теперь вторую, именно этим человеком я и являюсь уже какое-то время. В прошлой моей жизни, которая случилась до рождения второго ребенка, была занята в сфере управленческого консалтинга, занималась сопровождением размещения государственного заказа.

― Какие у тебя сильные стороны?

― Некоторая, граничащая с безумием, смелость в реализации своих идей.

― Расскажи про школу «Макарун». Как вообще возникла эта идея?

― Она возникла из потребности понимать и продолжать реализовывать дорогу в направлении обучения своего ребенка. Сначала это было исследование: где он будет учиться, с кем он будет учиться, как он будет учиться. Потом пришло понимание, что это точно негосударственная школа, либо это какая-то государственная школа, которая находится на краю света, там, где я не могу находиться все время, и мы не можем переехать туда. Затем появилось понимание того, что у меня есть достаточно сил, знаний и ресурсов для того, чтобы попробовать сделать школу, в которой будет учиться моей ребенок и получать от этого удовольствие помимо знаний

― Расскажи, с чего и когда начался проект?

― Наверное, с некого знака судьбы. Когда я находилась в сомнениях и раздумьях о том, делать ли мне это или не делать, погружаться или нет, мне поступило предложение арендовать помещение по очень привлекательной ставке арендной платы. И это повлияло окончательно на то, что я продолжаю, потому что именно на тот момент у меня родился малыш, ему было всего 2 месяца, и основным сдерживающим фактором было то, что я должна посвятить ему какое-то время, уделить ему достаточно большое количество внимания. Вот это так началось.

― Чего удалось достичь на данный момент в школе.

― С точки зрения организационной, школа есть, она работает. У нас работают первый и второй класс. Очень креативная продленка, подготовка к школе, множество факультативов, регулярные выездные мероприятия, семейные мероприятия, мероприятия выходного дня. Эмоционально удалось достичь преодоления собственных страхов. То есть ты находился в состоянии, когда «боюсь, боюсь, боюсь — может быть делаю, может быть не делаю». Потом пришло состояние «боюсь, но делаю». Сейчас я уже просто «делаю». Вне зависимости от «боюсь» или нет. С точки зрения среды, мне кажется, удалось создать пространство единомыслия родителей, команды сотрудников, поддержки семьи, то есть такое единое пространство, которое движется в одном направлении. Такой корабль, который плывет куда-то вместе. Всем понятно, включая меня, куда, я надеюсь. И это наверно самое главное достижение.

― Нужна какая-то лицензия? Или можно просто взять и открыть школу?

― Формально нужна, если эта школа нацелена на работу в долгосрочной перспективе и планирует каким-то образом обозначать свой статус именно с точки зрения школы, интеллектуально насыщенного места. Если говорить о том формате, который есть сейчас, то мы работаем в формате семейной школы и прикрепляемся к лицензируемому образовательному учреждению. На моменте такого маленького формата лицензию получать дорого и хлопотно.

― Получается, дети на семейном обучении?

Они сдают аттестации разные в школе, куда мы прикреплены. Они сдают это онлайн, дистанционно на нашей территории. Нам присылают работы, мы делаем здесь, отсылаем, сканируя, в эту школу.

― Может как-то в двух словах объяснишь, чтобы понятно было слушателям, чем отличается «Макарун» от стандартной государственной школы. Что тебе не нравилось и что ты реализовала здесь?

― Я могу только процитировать слова многих людей, которые попадают к нам сюда: «От вас не хочется уходить». Все отмечают очень уютную домашнюю атмосферу, очень внимательное отношению педагогов и тьюторов. Тьютор – это педагог сопровождения, педагог внеклассной проектной работы. Педагог воспитательного блока. Таким образом у нас в классе 15-18 человек. И в каждом классе одновременно работают два педагога: педагог-предметник (педагог настоящий математик, настоящий словесник и по остальным предметам соответственно профессионалы своего дела) и в какой-то степени классный руководитель, тьютор, который полностью ведет весь класс и отслеживает эмоциональное состояние каждого ребенка, его прогресс в образовательной сфере и ведет его проектную работу. Это с точки зрения учебной предметной и непредметной. С точки зрения масштаба, назовем это так, дети имеют возможность попробовать себя в разных направлениях. Наши уроки технологии и ИЗО – это не просто лепка из пластилина, мы выбираем проект месяца, и все вместе готовимся к этому проекту. Это осмысленная работа. Детки понимают, куда они движутся. Они пробуют что-то новое, например, недавно вместо урока технологии был урок про 3D-моделированию.Дети увидели 3D-принтер, что для этого нужно, как из пластика создается настоящая вещь, это было очень интересно.

― У вас 3D-принтер даже есть?

― Да. Или, например, урок швейного мастерства. Мальчики сидели и шили сумку своей маме. Для них это был прорыв. Они поняли, как это интересно. И, наверно, пространство открытий – самая важная характеристика того, что хотелось бы создать и к чему хотелось бы стремиться. Пока это удается.

― Какие еще планы? Сын-то вырастет.

― У нас есть три года впереди для этого. Это потому что второклашки должны будут через три года куда-то двинуться дальше. В первую очередь, большие вопросы к качеству образовательного процесса, не с точки зрения, что что-то там проседает, а с точки зрения того, что хотелось бы выработать единую образовательную концепцию. Сейчас очень много методических систем, методических рекомендаций, очень много подходов, развивающих обучение, Монтессори, традиционная классика, методическое образование, системно-деятельностный подход – много-много разных и воспитательных, и образовательных. Тьюторский один из них. И у нас есть время, чтобы оформить свое собственное видение, отобрав то, что подходит для наших детей. Этому будут посвящены ближайшие полтора-два года, а там уже будем думать, как двигаться дальше.

― Скажи, пожалуйста, кто тебя поддерживает?

― Все. Но не это главное. Главное – найти опору в себе. Если ты сама себя не поддерживаешь, то опираться на чью-либо поддержку бессмысленно. Все равно будут накрывать какие-то сомнения, страхи, какие-то переживания. Найти точку опоры в себя – это принципиально важная вещь.

― Как раз хотела спросить: бывало ли такое, что все хочется бросить?

― Да и сейчас хочется… (смеемся)

― Но как я поняла, останавливает опора в себе

― Да. Какая-то перспектива, какое-то понимание цели, к которой ты идешь, и чувство ответственности, долга, от этого тоже никуда не убежать, и дети. Дети в первую очередь, потому что-то какие они, как они заряжают, как отдают – не передать словами.

― Что было самым сложным? Как я понимаю, нужно было на счет аренды договариваться? Искать педагогов?

― Это технические вопросы. Конечно, кадровый вопрос – самый трудоёмкий, найти хорошего педагога – нужно с фонариком половину города обыскать, а самое сложное — это было и остаётся работа с родителями. Я сама родитель, со мной тоже надо работать, мне же получается. 90% работы – это работа с родителями. С тревогами, с ожиданиями, с возражениями, с, назовем это так: «я говорю, что я хочу это, а на самом деле я хочу вот это». А вот то, что «я хочу на самом деле», мы выясняем сильно позже или, когда человек носил в себе это месяц и не решался или не хотел вербально обозначить свои пожелания. Потому что все родители, которые идут в такую школу в первую очередь ищут что-то особенное, альтернативу, атмосферу уважения. При этом мало родителей отдают себе отчет в том, что на самом деле мы глубоко консервативны. Как бы мы не хотели, я в том числе, воспитывать ребенка и обучать в этой атмосфере, во главу угла, я не говорю, что все, большинством ставится учебный результат. И вот об этом мы мало думаем и говорим на первом этапе обучения. И здесь я бы призывала каждого родителя к ответственности самим с собой и понимать, что сама работа строится не только школой и ребенком. Любая работа в школе – это треугольник «школа-семья-ребенок». И когда у нас происходит какая-то интересная ситуация с малышом, и мы приглашаем родителей, это не значит, что нужно испугаться, что его в школу вызвали. Это значит, что есть где поработать над собой, быть более организованным, купить правильный пенал, вставать на пять минут пораньше, если ты регулярно на пять минут позже приходишь на урок, и в результате детки расхолаживаются. Очень много нюансов, когда мы требуем от ребенка, мы, школа; мы, родители; а сами, как родители, не встраиваемся в систему ответственного отношения к учебному процессу. Или родительские страхи на предмет, что к моему ребенку как-то не так относятся, не уважают, обижают, и вот эти детско-детские отношения ребенок приносит в дом и рассказывает страшилки-ужастики. Мы для этого поставили камеру наблюдения, и понимаем, что не всегда мальчик-одуванчик и девочка — красивая фея. Есть моменты, когда дети провоцируют друг друга, и тут нужно просто садиться в проработку и понимать, что если ребенок приходит и говорит только одну сторону вопроса, то это означает лишь одно: ему не хватает вашего, папы, мамы внимания. Таким образом он просит себя пожалеть, полюбить, обнять. Вот с этим нужно разбираться, а не то что школа там такая плохая, дети такие плохие или что-то не так.

― Вы и с этим помогаете разобраться?

― Да. Раз в месяц у нас проходит родительская сессия с психологом. Если есть острая или проблемная ситуация, то мы приглашаем сначала родителей и разбираем сначала ситуацию на троих: школа-родитель-психолог, а потом приглашаем ребенка и беседуем на четверых. Это становится традицией для того, чтобы мы понимали, что мы движемся в одном контексте, в одном ключе. Это очень важно: мамы меняются и папы. Проводим семейные дни. Раз в месяц проводим семейный день, чтобы наши тьюторы могли видеть, как взаимодействуют родитель и ребёнок, какие ключи подбирают к своему ребенку, есть ли какие-то нюансы, которые влияют на поведение в школе. Такая большая работа. Я сначала расстроилась, что мы не добрали детишек в этом году до желаемого количества, а потом выдохнула и перекрестилась, потому что будь их в два раза больше – мы бы тут ночевали вместе со всеми.

― Это тоже важная вещь, потому что в обычной государственной школе поддержки нет.

― Без этого не получается

― Кстати, пресловутые оценки. У вас есть оценки?

― Мы долго думали, не хотели долго их вводить, но какая-то система оценивания должна быть. Потом сошлись на мнении, что в конце 4 класса им сдавать аттестационный экзамен и идти в пятый класс, и если у нас не получится сделать полноценную образовательную школу, то дети перейдут в государственную или иную другую школу и попадут в условия оценивания, и придут туда неподготовленными. Это может нанести им травму или попадут в среду, где они не будут понимать, как им себя вести и на что ориентироваться. Мы остановились на том, что у нас есть система оценивания, она будет десятибалльная, но при этом мы ввели и свою систему оценивания непредметных навыков и компетенций. Она основана на ряде критериев, один из них — доброе дело. Если педагог, тьютор или воспитатель замечают, что ребенок сделал доброе дело, то ему дают фиксированное количество наших внутренних единиц валюты, они называются макарунчики. Например, готовность к уроку: подготовился к уроку, все есть, значит опять заработал макарунчик. Чистота в контейнере, какие-то такие критерии, связанные с навыками самообслуживания и навыками коммуникативными в группе или коллективе, либо в диалоге. Эта вторая часть для нас важнее первой.

― Вернусь к организационной части. Мне кажется, что это все сложно, должен быть какой-то план всех этих вещей помимо образования. Хорошее помещение, нужно было сделать хороший ремонт. Ты этим сама занималась или у тебя уже появилась команда?

― Это история преодоления, потому что то помещение у нас слетело. Это был связано с тем, что два партнера не договорились, и в итоге либо нам повышали ставку, либо мы меняли помещение. И в это помещение, в котором мы сейчас находимся, мы вошли 11 сентября. В нем нужно было делать ремонт, оформлять его и так далее. 1 октября мы открылись. Мы сделали это рывок. На момент, как мы вошли сюда у меня был помощник и не один. Специалист сделал нам сайт. Екатерина, мой помощник, занималась всем орг.вопросами, два администратора, вовсю шел поиск педагогов и тьюторов. В основном так, чтобы круглыми сутками работала 3-4 человека. Далее набиралась команда уже исходя их потребностей. Нужен педагог на кружок – мы искали педагога на этот кружок. Нужна уборщица, хозяюшка, мы ее так называем, искали фею чистоты. Это уже подбиралось по потребности. Так чтобы сидеть и на бумажке писать, такого не было плана. То есть ты точно представляешь от обратного, что 1 октября надо открыться и обозначаешь этапы, в которых должна быть готовность тех или иных элементов будущей школы. Это включало в себя и ремонт, и сотрудников, и наладку оборудования, и составление учебных программ, подбор учебников, других элементов. Все это было утрамбовано в очень короткий период времени. Буквально 2 или 3 месяца мы занимались этим. Никому не посоветую так делать, никому не посоветую, потому что еще все остальное время, еще месяца 2 или 3 ты занимаешься тем, что приводишь в порядок все, что не успел. Это отражается на загрузке твоей и на эмоциональном состоянии. Для человека системного, такого как я, это сложно —  находиться в организационном хаосе, и тут без поддержки не обойтись.

― Кстати, вот про тебя поговорим. Расскажи, ставишь ли цели на год в жизни, в бизнесе

― Это внутреннее ощущение потребности. Очень важно исходить из своих ценностей. В момент, когда я думала об этой школе, я еще не осознавала, что мои цели ложны. То есть когда это было годом ранее, было удовлетворение собственных амбиций, годом позже я уже хочу сделать это для своего ребенка, а на самом деле надо очень внимательно внутри себя слушать то, что отзывается. И это не должно быть неудовлетворением собственного эго, ни псевдоцель, что ты делаешь благо своему ребенку, потому что ни для одного ребенка не будет благом круглосуточно работающая мама.  И когда я это поняла в ноябре, декабре, я отпустила часть задач либо на аутсорс, либо на сотрудников, либо на кого-то для того, чтобы вернуться в состояние мамы, в котором я пребывала ранее. Сначала ты формируешь себе эту ценность, а потом уже идешь дальше. И исходя из этого я точно понимаю, что мне хотелось бы видеть школу качественно работающей, дающей качественное образование ребенку, дающее ощущение дома, уюта, принятия, уважения. Я точно знаю, что это долгий процесс, два года мы будем становиться в этом процессе, еще лет пять отшлифовывать все шероховатости. Здесь не надо питать иллюзий: образование – небыстрый процесс. Как это небыстрая инвестиция, так это и небыстрый процесс. С точки зрения конкретных целей здесь проще: второклашки уже есть, и хочется, чтобы они куда-то пошли дальше, не просто в какую-то школу, а в нашу школу. Есть понимание, образ школы которую хочется создать от начала и до конца: это сад Монтессори, это уже подготовишки по сюжетно-ролевой технологии игры, это семилетняя школа тьюторского сопровождения и еще 2-3 года на специализацию в выбранной проектной реализации по принципу. Когда-то были учебно-технологические комбинаты или производственные комбинаты, и когда школьник выходил на предприятие и на предприятии осваивал ту или иную профессию, возвращаясь в школу лишь за кураторским сопровождением. Необязательно должна быть одна область, может быть несколько, но ее бы и хотелось применить. Эта технология применяется и в западных университетах, и в европейском образовании. Пока это только образ школы. Цель реализации я в сроках не ставила. Это сложно. Есть совершенно точное понимание, что к 1 сентября мы должны выйти на 4-5 классов в количестве, и отшлифовать организационные процессы так, чтобы больше не тратить на их согласование ни единой минуты, заниматься только качеством образовательных программ. Это промежуточные цели.

― Скажи, как ты свою работу планируешь, с учетом того, что ты мама

― Невозможно планировать работу будучи мамой, потому что трое детей. Один заболел, второй еще чего-нибудь, третий к маме на руки просится. Можно планировать только с точки зрения готовности той или ной задачи на определенный момент. Вот исходишь из этого, и если мне нужно чтобы в феврале стартовала вебинарная площадка, сначала я задам себе вопрос: на кого я могу это поручить. Если формируется 1-2 человека, которых я могу курировать по вопросу, тогда просто расставляю сроки и задачи. Если эта задача становится исключительно моя, а таких, слава Богу, все меньше, то соответственным образом разбивается время на этапы до конца выполнения этой задачи. Совершенно простой метод. В этом году я завела себе ежедневник, чтобы обозначать 1-2 важные задачи на день, которые я реализую.

― То есть ты пользуешься техникой «фокус дня», «важное дело».

― Да, но их получается так много… Я для себя поняла, что не так важен фокус дня, как ощущение от того, что ты испытываешь, когда ты его не сделаешь. Или когда не сделаешь хотя бы часть от запланированного. Это зудящее чувство неудовлетворения собственной эффективностью порой ковыряет и мешает осознавать происходящее.  Я работаю над тем, чтобы ничего не испытывать негативного, когда мне чего-то не удается, потому что вдруг ребенок не захотел слезть с меня в течение всего дня. Над этим я работаю уже год. Это сложно принимать в себе, но это первое, над чем надо работать, а не над эффективностью поставленных задач. А так оно само потом придет. Как только перестанешь фрустрировать, терять время на том, какая ты неэффективная, неожиданно становишься очень эффективной, потому что успокаиваешься.

Согласна. Очень много энергии отнимают мысли о том, что что-то не сделала и могла бы успеть больше. Скажи, у тебя был опыт работы с коучем или наставником?

― Нет. Я обращалась к психологам по тем или иным вопросам, что-то мне удавалось, что-то не удавалось. Мне не получается системно работать на эти темы. Не знаю почему так, но я планирую обратиться. Наверное, мне бы помогли быть более эффективной. У нас есть фокус, в бизнесе это продажи, а у нас 3-4 класса малышей, которые позволят школе вздохнуть спокойно и продолжить работу. Это единственная цель, которую я решаю. Раньше фокусировалась только на этом, мучилась, загонялась, переживала, не получалось ничего, как только я поднялась над этой ситуацией выше и поняла, что я должна быть счастлива, удовлетворена и радостна, а часть моей радости – это эффективная школа. Сначала я и мое счастье внутри этого океана, маленькое озеро — эта школа, и много других озер, я стала более эффективной.

― Где у тебя источник сил и вдохновения? Как считаешь? Из чего энергию черпаешь?

Из упрямства, ну и из поддержки, тотальной поддержки моей семьи и моей команды. Если бы не они, то невозможно, в одиночку не работается.

― Конечно, это такой серьезный проект. Чем еще занимаешься помимо «Макарун»? Какие хобби есть, если остается время?

― Уже не остается времени, но на самом деле я недавно почувствовала физиологическую потребность зайти в книжный и купить книгу Блока и Бродского. Они сейчас стоят на подоконнике, я их все-таки купила и наконец-то периодически в такси открываю с наслаждением эти шуршащие страницы, потому что я очень люблю читать. Это мое основное и любимое занятие. Была бы возможность – занималась бы всем. У многих мам, находящихся в декрете, представление о детском клубе, что ты хозяйка и ходишь с одного прекрасного занятия на другое. Вот тут ты рисуешь, вот тут ты лепишь, а вот тут делаешь что-то еще. На самом деле, это утопия. Ни один руководитель детского клуба не бывает на занятии ради занятия, только ради супервизии. Понять, как оно прошло, подметить недостатки и дальше за свой компьютер. Была бы моя воля – я бы занималась всем. Я очень люблю рисовать, хочу научиться петь и люблю гулять. Просто прогулки, люблю образование в любом виде, постоянно обучаюсь на тренингах, сторонних ресурсах. Сейчас не получается.

― Летом наверно будет больше времени?

― Летом у нас будет летний лагерь работать. Возможно, будет больше времени на то, чтобы просто поспать.

Да, понимаю. Ты говорила, что у тебя трое детей. Расскажи немного о них?

― Мальчику 7 лет, он во втором классе, среднему 3,5 он в садике, у нас есть садик. И самому маленькому 9 месяцев, он с няней постоянно и со мной. Абсолютно три разных ребенка, как это и должно быть. Абсолютно три разных истории. Удивительно, когда у родителей рождаются настолько полярные дети, как они себя ощущают, как позиционируют, любят, не любят. За этим просто интересно наблюдать и участвовать в этом.

Получается, что ты организовала работу так, что все дети через стенку.

― Да, за стеной кабинет мужа. Потому что ему волей-неволей пришлось вовлечься во все это. У него нет необходимости в стационарном месте работы. И поскольку мы тут есть, он тоже кусочек территории тут отхватил и наблюдает за нами всевидящим оком.

Скажи, каких-то концепций о воспитании придерживаешься?

Доверительные отношения – основной принцип. Слушаешь, слышишь, договариваешься, понимаешь. Был период, когда я была нетерпима к детям, когда не понимала, что такое кризис трех лет, когда я совершала ошибки гнева, ошибки трудных эмоций. Сейчас, когда я готова сорваться, я делаю глубокий вдох и иду обнимать ребенка, потому что понимаю, что это проявление его потребности в любви, в объятиях. Раньше это было очень сложно. Могла себе позволить выражения сленга в присутствии ребенка. Сейчас я этого себе не позволяю. Многие вещи изменились с рождением детей. Мне радостно, что можно расти вместе с ребенком. Он дает тебе эту возможность, это перестает быть ошибками, хотя я часто переживаю за эти ошибки. Это уже становится опытом, который ты проживаешь, который при достаточном количестве терпения и достаточном количестве любви, ты всегда можешь трансформировать в другую реальность отношений с ребенком. Я сейчас прохожу со своим старшим сыном. Это недолюбленный ребенок, у которого мама работала в течение первых четырех лет его жизни, и мы сейчас работаем над этим. Потому что ему на данном этапе сложно. Когда к нему прикасаешься, он отстраняется, такая реакция непривычности, что мама рядом, готова его слушать, обнимать, и мы проходим этот пусть как бы сначала. Со младшими совсем другая история. Они совершенно другие в этом плане.

― Спасибо тебе за интервью. И последний вопрос: будет ли какой-либо совет или пожелание для слушателей?

Слушайте себя, слушайте свои истинные потребности, свою реальность, свое тело, свою душу. Когда я задумывала этот проект, было много людей, которые критиковали меня и говорили, что я исхожу не из тех ценностей. Я всегда верила в то, что надо доверять тем, с кем ты работаешь. Надо доверять пространству, оно поможет тебе, даже если сейчас это отказ в событии. Надо доверяться. Были люди близкие, которые говорили, что тут будет плохо, тут меня подведут, предадут, подставят. Да, но я прочла интервью Бориса Жилина, это меценат, который часто помогает социальным проектам, в том числе на краудфандинговых платформах. И он сказал слово в слово то, что добро расходится по воде кругами и приносит еще больше добра. Важно не перепутать с причинением добра. Это важно. Я в это верю и из этого я исхожу, когда делаю что-либо. Я думаю, что если мы будем обозначать свое мнение не как слова ради слов и мнение ради мнения, а осознанно, то это прибавит уважения друг другу. Вот об этом уважении хотелось бы говорить и от этого уважения хотелось бы исходить всегда. Для меня это очень важно. Еще я поняла одну вещь. Недавно у меня был не очень положительный опыт сотрудничества и поняла такую вещь, что любой дискомфорт в отношениях с человеком означает, что с ним надо расстаться. Не нужно каким-либо образом преодолеть этот дискомфорт, навязать свою точку зрения, доказать, обозначить, сделать так, чтобы человек понял. Надо просто с ним расстаться и жизнь сама расставит все по своим местам.

Поделитесь этой статьей с друзьями!

Интересно ваше мнение - поделитесь комментариями!

Комментариев: 7 “«Теперь я знаю, как она делает это»: интервью с Лолой Шурыгиной

  1. Я слышала имя Лолы в сети, когда интересовалась системой Жохова. Восхищаюсь ее смелостью двигаться вперед и реализовывать свои задумки, несмотря ни на какие сложности! Тема школ меня сейчас очень интересует, у нас это животрепещущий вопрос. Посмотрю подробнее сайт школы.
    Спасибо за знакомство!

    1. Ольга, рада, что интервью пригодилось. Что насчет школы — к чему склоняешься?

  2. Классное интервью, тоже знаю Лолу из соц сетей в отношении Жохова, а потом из рассказов Алены Па. Было очень интересно узнать ее поближе. Благодарю за интервью вас обеих!

    1. Лена, мне тоже очень нравится это интервью и сама Лола. После знакомства с Макарун я даже отвела туда своего сына в сад на полдня, это лучший комплимент от меня 🙂

  3. Ксюша, классное интервью! Мне очень понравилась идея Лолы о том, что нужно искать опору сначала в себе, а потом в других. Обдумаю это повнимательнее. Спасибо!

    1. Настя, спасибо за комплимент! Мне эта мысль тоже понравилась. Еще мне особенно близко про успевание: «Как только перестаешь сливать энергию на то, как мало я успеваю, становишься гораздо эффективнее»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *